Главная / Общество / Адвокатов ужаснул запрет проносить гаджеты в колонии — общество

Адвокатов ужаснул запрет проносить гаджеты в колонии — общество

Генри Резник назвал причину: «На мой взгляд — чтобы не дать зафиксировать телесные повреждения, следы побоев»

Госдума во вторник, 25 мая приняла во втором чтении законопроект, который больше не позволит адвокатам фиксировать телесные повреждения осужденных. Они также не смогут доказать, что с человеком творится за решеткой что-то страшное. Им будет запрещено проносить фото- , видеотехнику и средства связи в российские колонии.

Проект документа принят спешно, без поправок, без учета резкой критики со стороны адвокатского сообщества. «Может, депутаты думают, что никогда не попадут за решетку?» — горестно вздохнул один из адвокатов, защищавший экс-народного избранника, который до сих пор сидит.

Фото: Геннадий Черкасов

Этот законопроект назвали одним из самых хитрых (впрочем, в последнее время такого рода документов становится все больше). В чем хитрость? Он «завернут в красивую обертку»: в первых своих строчках решает старую больную проблему с допуском в колонии представителей ЕСПЧ и органов по защите прав и свобод человека, оказывающих осужденным юридическую помощь в связи с намерением обратиться в Европейский Суд по правам человека. 

До сих пор в тюрьму им ходу не было. Теперь, наконец, будет. Кстати, уточнено, что свидания эти могут быть продолжительностью до четырех часов и без ограничения их числа.

Можно только аплодировать новшеству. Но дальше идет текст, от которого у большинства адвокатов буквально подкосились ноги. Цитирую: «Адвокатам или иным указанным лицам, имеющим право на оказание юридической помощи, запрещается проносить на территорию исправительного учреждения технические средства связи, а также технические средства (устройства), позволяющие осуществлять киносъемку, аудио- и видеозапись».

Отметим: предать огласке многие громкие истории с пытками стало возможным именно благодаря адвокатам. Те ходили в колонии на встречи со своими «подопечными» и снимали их (обычно на телефон). По фото было понятно, во что превратился человек. Выяснялось, что осужденный, к примеру, резко похудел и осунулся, что его лицо или ноги в синяках и ссадинах, что он выглядит в целом неадекватно. Адвокат мог все эти снимки приложить к своим запросам в разные инстанции, а когда ничто не помогало — обнародовать через СМИ или соцсети.

— Те немногие осужденные, к кому после вынесения приговора продолжают ездить адвокаты, могут подать сигналы неблагополучия, — говорит адвокат, лауреат премии Московской Хельсинкской группы Мария Эйсмон. — Я пользовалась телефоном для фиксации высыпаний на коже и других видимых проявлений заболеваний, потом показывала фото и видео врачам на воле, чтобы дали совет (в том числе — какой специалист нужен для лечения).

Однажды я на видео записала рассказ осужденного. Он демонстрировать три позы, которые был вынужден занимать в течение 24 часов. Любая смена этих поз на непринужденную вызвала ярость у сотрудников и последующее избиение.  

Так зачем все-таки было лишать адвокатов тех немногих инструментов, что они имели?

— На мой взгляд — чтобы не дать зафиксировать телесные повреждения, следы побоев, — считает вице-президент Адвокатской палаты Москвы, заслуженный юрист России Генри Резник. — Иного объяснения не могу найти. Это как бы стремление не дать возможности осуществлять общественный контроль.

В нашей системе исполнения наказаний не всегда все ладно. Были скандальные случаи применения незаконного насилия. Авторы законопроекта могут объяснить свою инициативу: мол, с помощью этих средств устраиваются провокации. Выдаются сведения, которые на самом деле искажены.

Но позвольте, над адвокатами есть серьезный дисциплинарный контроль. За подобное они могут поплатиться статусом. Да и презумпция недоверия к нашему брату-адвокату в данном случае очевидна. Запрет проносить телефоны, айфоны к человеку, содержащемуся под стражей — здесь есть резон, потому что имеется вероятность разглашение сведений, составляющих следственную тайну. Но в отношении уже осужденных такой запрет не имеет смысла. Сохранение какой тайны может быть в данном случае?

Федеральная палата адвокатов направила на имя председателя Государственной Думы свое отношение к законопроекту. Не помогло. Ни к первому, ни ко второму чтению не было даже поправок (технические правки не в счет). Говорят, законопроект связан с тем, чтобы не дать возможности некоторым осужденным передавать аудио- и видео приветы. Но ведь, как сказал Резник, защитников за это и так лишают статуса, и они это прекрасно понимают. 

— Только оказавшись там, нынешние депутаты поймут, как они были не правы, — говорит Эйсмонд. — Меня удивляют их уверенность, что они неприкасаемы, и тюрьма никогда их не коснется. История показывает обратное. Сейчас за решеткой много бывших сенаторов, депутатов, и каждый говорит, что если бы он знал заранее, то не принимал бы тех законопроектов, что ухудшили жизнь заключенным.

Источник

(581)

О СМИ

СМИ
Новости России и мира, все материалы на сайте взяты из открытых источников, в каждой статье установлена ссылка на её правообладателя.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*