Не пропусти
Главная / Здоровье / В России нашлись три миллиона человек с биполярным расстройством — здоровье

В России нашлись три миллиона человек с биполярным расстройством — здоровье

Врачи рассказали про опасности «модной болезни»

В последние годы биполярное аффективное расстройство (БАР) стало модной болезнью. В ее наличии признаются некоторые знаменитости, а рядовые обыватели выискивают у себя подходящие симптомы. При этом многие не догадываются, что БАР — серьезное заболевание, требующее постоянного внимания и от самого пациента, и от его близких.

В России биполярным расстройством страдают не менее 3 миллионов человек. Каково жить с таким диагнозом? Как отличить настоящее БАР от мнимого (неслучайно болезнь называют «невидимкой») и почему нынешняя мода таит в себе опасности? Об этом узнал «МК».

«Думали, что я человек, который все успевает»

Невыносимые состояния апатии и уныния, которые резко сменяются периодами энергетического подъема с желанием покорить весь мир — эти симптомы могут указывать на биполярное аффективное расстройство. От 1,5 до 6% людей в мире страдают БАР, в России — не менее 3 миллионов человек. Согласно недавно проведенному опросу ВЦИОМ, половина россиян не знает об этой болезни ничего, а 7% полагают, что это надуманная проблема.

Несмотря на то, что с 2018 по 2021 годы доля осведомленности среди молодежи и людей среднего возраста о биполярном аффективном расстройстве выросла на 12 пунктов, информированность о данном диагнозе все еще остается значительно ниже, чем о других психических заболеваниях. В 2021 году только 47% опрошенных россиян в той или иной степени знали о данном диагнозе, а 7% говорили о преувеличении его серьезности. Такие результаты были получены в ходе исследования Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) в 2018-м и 2021-м.

…Студентка факультета психологии, блогер Татьяна Ломакина замечала за собой неладное еще с подросткового возраста. Когда ей было 14 лет, случился первый эпизод гипомании — это теперь девушка знает, как называется состояние необычайного прилива сил, ощущение эйфории, будто бы ты ведешь диалог со Вселенной и она тебя слышит; будто все вокруг объято магией. «А потом пришел депрессивный эпизод, который я связала с печальным событием в своей жизни — подруга стала наркозависимой. Подъемы, которые стали случаться впоследствии, я не воспринимала, а спады считала проявлениями слабого характера и думала, что надо работать над собой. Я предполагала, что у меня депрессия, но до конца не верила, думала, такой склад личности. Появлялись чувство пустоты и безысходности, суицидальные идеи, я выходила на улицу с мыслью, что для всех я чужая, сломанная. А про биполярное расстройство вообще не думала до 19 лет. Просто считала должным свою сверхпродуктивность и общительность. Да и люди вокруг не обращали внимания на это: думали, что я человек, который все успевает, душа компании. То, что это человек, который не спит, не ест, выглядит болезненным, никого не смущало. Большинство говорили: ой, классно! Родственники старшего возраста не считали меня больной, говорили, что у меня проблемы как у всех. И что все справляются, а мне зачем-то нужны лекарства».

Люди часто думают, что депрессия, или БАР, — это что-то обыденное. Понимания разницы между патологией и вариантом нормы в обществе нет. Поэтому странности в поведении даже самых близких могут не замечать годами. И не удивительно, что на постановку диагноза БАР обычно уходят годы.

Недавний опрос среди 600 российских пациентов с БАР показал, что более 33% из них обращались к врачу в первый год появления симптомов. 69% поставлен ошибочный диагноз (чаще всего униполярная депрессия, тревожное расстройство, шизофрения). В среднем до установления правильного диагноза пациенты проходят четырех разных врачей. И каждый третий ждет 10 лет до установления правильного диагноза. При этом чем позже начато лечение, тем больше дезадаптация пациента, и с каждым приступом течение болезни утяжеляется.

Фото: ru.wikipedia.org

Болезнь Ван Гога

Как говорит врач-психиатр, руководитель отделения психофармакотерапии в Московском научно-исследовательском институте психиатрии Елена Костюкова, многие считают БАР психологическим заболеванием, но это не так: «Это не просто реакция на стресс, это генетически обусловленное заболевание, и приступы при нем случаются сами по себе, как гром среди ясного неба».

Биполярное аффективное расстройство — это психическое заболевание, которое характеризуется чередованием фаз депрессии и мании. Период депрессии выражается в апатии, подавленном настроении, чувстве отчаяния и уныния, снижении умственной активности и концентрации и может длиться от шести месяцев до года. Фаза мании продолжается от двух-трех недель до четырех-пяти месяцев, здесь пациенты крайне энергичны, счастливы, оптимистичны, испытывают состояние эйфории и возбуждения.

Во время приступов гипомании пациенты ощущают состояние сверхздоровья, повышенной продуктивности, они мало спят и испытывают постоянный прилив сил. Маниакальные эпизоды сопровождаются синдромом повышенного настроения, ускоренным мышлением и, увы, рискованным поведением. У человека в таком состоянии утрачивается чувство опасности, при этом появляется чрезмерная активность, которая толкает его на совершение поступков, о которых он потом жалеет. Например, они тратят много денег и вообще склонны к разрушительному поведению. Семейные люди вдруг заводят интрижки на стороне, и это не поддается контролю. Примерно у 15% пациентов болезнь протекает в тяжелой форме. «У меня был коллега, который страдал биполярным расстройством. И вот он в момент мании пришел в супермаркет и решил, что это его магазин, а потому взял там все, что хотел. Далее были суд за кражу и принудительное лечение», — рассказывает доктор Костюкова.

После маниакального периода начинается депрессивный синдром, который сопровождается сниженным настроением, аффектом, интеллектуальной и моторной заторможенностью. Все это не дает человеку работать, он не может ни на чем сконцентрировать внимание и удержать его. Например, он прочитывает полстраницы — и сразу забывает. Появляются слабость, вялость, ощущение немощи.

Однако, как продолжает Елена Костюкова, у одного и того же человека на протяжении жизни могут быть разные симптомы: от легкой гипомании до психотической симптоматики. Могут развиваться бреды, галлюцинации (у 50% пациентов в течение жизни). «Это очень разные больные, требующие разной терапии. Например, выделяют БАР 1-го типа, для которого характерны развернутые маниакальные фазы и депрессии разной степени тяжести. И БАР 2-го типа — при этом типе часто происходит состояние драйва, но депрессии тяжелые, затяжные, плохо поддающиеся лечению. Более половины жизни пациент проводит в болезненном состоянии. И ведущий симптом — депрессия», — продолжает доктор.

Можно привести известный исторический пример: биполярным расстройством страдал художник Ван Гог — болезнь его терзала, но она же являлась и его источником вдохновения.

Мода на БАР: польза и вред

Точные причины развития БАР у того или иного человека науке пока неизвестны. Поиск локуса гена, отвечающего за биполярное расстройство, еще не увенчался успехом, но уже вычислен ряд генов, которые чаще всего изменены у больных. Есть мнение, что БАР чаще всего передается по наследству. Однако предсказать со стопроцентной точностью, будет ли болен ребенок, невозможно. Толчком к старту заболевания чаще всего становятся психическое травмы в детском возрасте. Есть версия, что токсоплазмоз, перенесенный матерью во время беременности, может вести к БАР у ребенка. Кроме того, к нему может привести дисбаланс нейромедиаторов — химических веществ, которые передают нервные импульсы в головном мозге и отвечают за наши эмоциональные реакции. При этом специалисты уверены, что такие факторы, как условия жизни, неврологические заболевания, не могут выступать триггером при развитии биполярного аффективного расстройства.

Диагностировать у себя биполярное расстройство самостоятельно невозможно: это может сделать только специалист, психиатр или клинический психолог. Средний возраст начала проявления симптомов — 20 лет. Абсолютное большинство случаев БАР начинаются в возрасте 15–24 лет, второй пик заболеваемости приходится на возраст 45–54 года.

Как рассказывает Татьяна Ломакина, диагноз ей поставили в 19-летнем возрасте: она попала к специалисту в гипоманиакальном эпизоде: «Я рассказала врачу, что мне было сначала плохо, а теперь не могу успокоиться, спать, расслабиться. Она спросила: а бывает ли чувство подъема — вы на коне, можете свернуть горы? Я ответила, что бывает. И тогда она отправила меня к другому врачу: диагноз мне поставил психотерапевт».

Сегодня о БАР все чаще говорят как о звездном тренде. Появились селебрити, которые признаются в БАР публично. В Интернете работают целые сообщества и форумы, где обсуждается эта проблема.

С одной стороны, такая мода приносит пользу. Люди изучают симптомы в Сети и принимают решение обратиться к профильным специалистам. Но у этого явления есть и обратная сторона: появляются те, кто убеждает себя в том, что у них БАР, тогда как на самом деле его нет. Зато под такой диагноз можно списать свои неудачи, зафиксироваться на переживаниях и погрузиться в полный уход от проблем. Кроме того, люди с наркозависимостью используют диагноз биполярного расстройства как способ сокрытия приема психоактивных веществ. И свои эпизоды возбужденного состояния они объясняют близким биполярными фазами.

К сожалению, наши люди исторически склонны к самолечению, поэтому очень многие пациенты с БАР обращаются к альтернативной медицине. Сегодня в Интернете им активно предлагают чудо-приборы импульсной терапии стоимостью по 200–400 тыс. рублей «с гарантией результата», которые можно использовать в домашних условиях. «Импульсная терапия может немного снять уровень стресса, но биполярное расстройство она не лечит вообще, — говорит Елена Костюкова. — Люди теряют время и деньги, а потом им не хватает средств на нормальные лекарства. БАР — тяжелое хроническое дезадаптирующее заболевание, и позднее начало лечения приводит к формированию быстрых циклов (не меньше 4 в году, бывает и несколько в месяц), частым госпитализациям, тревожным расстройствам, злоупотреблению психоактивными веществами, учащению попыток сведения счетов с жизнью, социальной дезадаптации и инвалидизации».

Исследования показали, что пациенты, которые не получали эффективного лечения на протяжении двух лет, в два раза чаще совершали суицидальные попытки, чем те, кто принимал необходимую терапию. Кроме того, биполярное аффективное расстройство является диагнозом, для которого характерно появление сопутствующих заболеваний. Так, до 35% страдают от артериальной гипертензии, порядка 21–32% имеют ожирение, у 11–17% диагностирован сахарный диабет. Наличие таких сопутствующих диагнозов при БАР провоцирует хроническое течение болезни с худшим прогнозом, снижает качество жизни, ведет к осложнениям.

Тем временем, как отмечают эксперты, раннее выявление болезни и раннее лечение позволяют людям вести полноценную жизнь. Чаще всего им назначают препараты из групп антидепрессантов, атипичных антипсихотиков (они купируют и депрессии, и мании), нейролептиков, электросудорожную терапию.

Без лечения качество жизни людей с БАР сильно снижается, оно даже ниже, чем у пациентов с рассеянным склерозом или ревматоидным артритом. Пациенты с БАР чаще из-за нарушений в социальном поведении подвергаются наказаниям, попадают в тюрьмы. Они склонны к алкоголизму, причем запойному. И все же как таковая алкогольная зависимость у них формируется редко. Если же они принимают лекарственные препараты, у них существенно сокращается смертность, реже развиваются соматические заболевания, включая сердечно-сосудистые и онкологические. Причем, как говорят эксперты, такие пациенты нуждаются в «бригадном подряде»: психологах, психотерапевтах и даже юристах, поскольку они очень часто оказываются в сложных жизненных ситуациях. И хотя бы на начальном этапе терапии им очень важна помощь родственников и друзей.

Кроме того, пациенты и их родные должны помнить, что, если бросить терапию, могут развиваться приступы такой тяжести, какой раньше не было. «Правильное лечение может существенно уменьшить все проявления биполярного аффективного расстройства и позволить пациентам жить полноценной жизнью в обществе», — говорит Елена Костюкова.

Татьяна Ломакина сегодня мечтает о создании собственного проекта — группы взаимопомощи для студентов с психическими расстройствами в высших учебных заведениях: «Конечно, биполярное аффективное расстройство накладывает отпечаток на мою жизнь, но это вовсе не приговор, скорее особенность, которая задает определенные условия, негативные или положительные. Я учусь, работаю, веду блог. Это своего рода группа взаимопомощи, которой я дорожу. К тому же благодаря своему опыту я понимаю состояние людей с ментальными расстройствами, обладаю высоким чувством эмпатии, что как будущему психологу очень пригодится мне».

ЧТО ДУМАЮТ РОССИЯНЕ О БИПОЛЯРНОМ РАССТРОЙСТВЕ?

К наиболее распространенным в обществе социальным характеристикам биполярного расстройства респонденты отнесли недостаток поддержки таких больных и их семей (84%), чувство стыда перед окружающими (73%), непонимание заболевания обществом (64%). 54% опрошенных считают, что у пациентов с БАР возникают сложности с трудоустройством. 16% видят проблему в неприятии пациента с этим диагнозом близкими.

Мнения об опасности для окружающих и общества людей с биполярным расстройством разделились: 39% соглашаются, что они могут представлять опасность, тогда как 49% не соглашаются. Знакомые и близкие больных с биполярным расстройством значительно чаще не видят опасности в людях с таким диагнозом (63%).

(Данные опроса ВЦИОМ, проведенного в июле 2021 года.)

Источник

(581)

О СМИ

СМИ
Новости России и мира, все материалы на сайте взяты из открытых источников, в каждой статье установлена ссылка на её правообладателя.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*